Цивилизация нищих

Written by Ярослав Астахов on . Posted in Рассказы

цивилизация нищих

Блаженны нищие…

Евангелие от Луки, 6:20

 

Чего только ни случается в море!

Дремлю на мостике. Вдруг мой помощник вопит:

— Человек за бортом!

Вокруг же никакой земли на тысячу миль. И СОС не ловила рация. То есть не происходило крушения.

Или было, но не успели передать СОС. Такое тоже случается, хоть и редко. Как я уже говорил, чего только ни бывает в море.

Но тут замутилась какая-то конкретная непонятка! Ведь это было у нас не просто дальнее плавание. А мы специально и основательно удалились от обычных маршрутов. Болтались, образно выражаясь, как… цветок в проруби.

Сейчас маршрута на море держатся все. То есть, как это диспетчера называют, лайна.

Ведь спутники позволяют не уклоняться. И вот идут, как по ниточке, все водоизмещения. И надменные лайнеры, и неказистые сухогрузы, и мерзкие танкеры.

Мерзкие, повторяю. И если еще раз встречу того капитана танкера — снова дам ему в ухо! Потому что девочки шли к НАШЕМУ столику. Не фиг было…

Простите, друзья, отвлекся. Плесните мне еще кто-нибудь.

Прозит!

Итак, тогда через наш квадрат не шло ни одного лайна.

Квадраты, между прочим, с орбиты не увидать, а вот лайны — да! Случалось видеть вам такие фотки с орбиты? Серебряные прямые нити — натянутые паутинки — соединяют континенты…

Такое сфоткано спутником, который на геостационарной орбите. Неслабые слова я умею произносить, а? Выдержка поставлена на той камере на всю ночь. И вот — запечатлеваются габаритные огни судна. И всякая другая иллюминация на борту. А ведь кораблики плывут один за другим точно-точно, и вот на снимке — запечатлевается траектория движения их огней. Вот вам и вживую лайны! Прямые серебристые паутинки.

Друзья, наша с вами работа соединяет континенты. Прозит!

Я, кажется, сентиментальным становлюсь к старости, прямо баба. Все, больше никаких лирических отступлений. А этим я лишь хотел сказать, что не было через тот квадрат ни единого маршрута. Он выглядит на подобных снимках из космоса совершенно пустым.

Ну и откуда же тогда, на фиг, мать, — человек за бортом?!

Но я, конечно, командую в матюгальник немедленно: Шлюпку на воду! Ибо вопрос вопросом, а дело делом.

Да, надо ведь еще пояснить, почему мы забрались в такое глухое место. Зачем это вспарывали винтом, выражаясь высокопарно, девственный океан?

А затем, что такая у нас тогда и была работа. Мы просто босса катали.

Нанял один богатенький наш кораблик. Тянет, вот, на экзотику из них некоторых. Давай, говорит, просто так поплаваем. Вдали от обыкновенных путей, на которых уже все видано-перевидано… Дай мне, говорит, девственный океан, все такое…

Вот и получил…

Итак. Шлюпку на воду! Плюхнулась она. Боцман и старпом сами погребли. Радуются: ну хоть какое-то развлечение посреди безделья!

Дошли на веслах в момент. А там — вошкаются чего-то. Вопят. Бултых до моих ушей долетел какой-то от них с подветру.

А вроде не были пьяны. Хотя, возможно, набираются втихую как-то хитро? Кодовую кремальеру на трюмном люке, замечаю себе, надо будет проверить.

Чего они там на море творят — мне не ведомо. Босс утащил бинокль с мостика. Волнами любоваться, мать! Бардак полный!

Но шлюпка возвращается вроде. Обратно тихо как-то идут, понуро. Не понимаю! Разве ж спасители-то, герои – так ходят?!

Ну, я приказал, было, на палубу люльку подать на блоке. Гляжу — она не нужна. Взбирается бодро спасенный по веревочной лестнице сам, руки-ноги так и мелькают.

И вот уже стал на палубе, смотрит. Волосы налипли на лоб, длинные, лицо недовольное, капельки сбегают по коже…

И никаких тебе следов истощения-обезвоживания. Нет ни запавших глаз, ни потрескавшихся губ и т. д. Как будто бы из бассейна, гад, при загородном своем доме вальяжно вылез!

А мне случалось повидать недожеванных океаном… Жуткое зрелище! Вот помню до сих пор пустые глаза того юнги, седого вовсе… Но да, ведь обещал же, что без лирических отступлений. К теме.

Стоит, значит, этот вот свежачок — пялится на меня совершенно бесцеремонно.

Мелькнула мысль: его сюда с вертолета, что ли, недавно сбросили? Разборки, типа, такие наикрутейшей мафии? В стиле Голливуда? Да только вертолету хрен сюда долететь.

Ссадили с подводной лодки? Подобный сюжет и для Голливуда был бы немножко слишком!..

Тут вдруг доходит до меня меж всех этих беспочвенных рассуждений: а ведь он стоит… ГОЛЫЙ! Вовсе!

Как думаете, почему мне это в глаза-то не сразу бросилось? А самоуверенно уж очень держался! Прямо, как светский лев. Который к тому же еще и нудист со стажем. В присутствии таких забываешь, что они без одежды. Потому как они и сами о том не помнят.

А этот вот еще и какой-то такой вид имел, будто он без одежды не на моем, а на собственном своем корабле! Держался примерно также, как парень, который нас катать себя нанял.

Но только вот именно что – примерно. У босса-то тогдашнего нашего — наигранное оно было. Самоуверенность, я имею в виду. Она скорей показухой привычной текла у него, чем жизнью.

Для бизнеса ведь физиономию свою такой строить надо. Что будто сам черт не брат! Иначе конкуренты порастерзают.

Но тот, кого мы тогда спасли, он-то самоуверен… БЫЛ.

То есть: самодостаточен как-то вот. Совершенно.

Я чувствовал его совершенство это, глядя ему в глаза. И вспомнил, как о том в русской песне. В одной из тех, которые поет группа Наутилус, то есть Кораблик.

Ведь мне же, капитану, сделалось интересно, когда я услышал их этот рок и к тому ж узнал, что значит заковыристое название. И даже, потому, нарыл перевод:

«Воздух выдержит только тех,

Только тех, кто верит в себя.

Ветер подует туда, куда

Прикажет тот, кто верит в себя».[1]

И только я все это подумал, босс — легок на помине! — тут же и появляется. В компании со своей супругой.

Ну, так еще бы! Ведь вот оно как раз, приключение! Таинственное спасение утопающего. Экзотика океана. Все в точности, как заказывали. Не зря, получается, раскошелился, нанимая нас!

Итак, стоит босс и смотрит, весьма довольный. И даже всю свою безупречную керамику дорогущую в улыбке благожелательной предъявил! Противной толстой сигарой своей дымит.

Супруга его – не дура – тоже поглядывает. И с интересом куда как большим — вы понимаете — дива сия в бикини на диво такое смотрит! Глазенки у бойкой девочки, вижу я, разгораются…

Но только и от босса, похоже, не укрылся интерес благоверной. Прикинул он, полагаю, какие в головке тут молодой да пылкой пошли сравнения!.. Да и просчитал, верно, что получается не в его пользу!..

И вот командует он поэтому, нахал, моему старпому:

— Отведите спасенного, офицер, отсюда в мою каюту! Ему там комфортней будет. Реабилитация потерпевшего есть процесс деликатный и пусть она произойдет при минимуме свидетелей!

Помощник не гордый парень. Как правило, не отбрыкивался от поручений подобных. С прицелом получить от нанимателя индивидуальную премию в конце рейса.

Причем его понять можно. Надобны ему дополнительные доходы, чтоб воплотить мечту. Рассчитывает накопить сумму, которой бы хватило проплатить обучение в мореходке.

То есть мечтает рассекать под собственным флагом! Правильно! У каждого человека, думаю, должна быть своя мечта. Как только привыкаешь существовать без мечты — считай, сдался!

Чаемого достичь трудно, да. Мир этот не совершенен… И все ж имеется смысл в нем жить. Поскольку сам-то ты, пытаясь достичь, — совершенствуешься.

Возможно, здесь не достигнешь. Но, мобилизуясь на достижение, научаешься совершенным быть. И пригодится тебе совершенство сие — в мире лучшем. По крайней мере, так мать моя, католичка, меня учила.

Эх, снова не по компасу! Прошу прощения, возвращаюсь на курс.

Плесните старому капитану. Спасибо.

Я вам доскажу историю, которая потрясла больше, чем даже благочестие мамы.

Итак, обыкновенно старпом услужлив. Но тут, смотрю, не спешит разбежаться по приказанию босса. Глазом своим хмуро косит и сипит:

— Не входит в мои обязанности такое, сэр. В прямые — никак не входит! Поэтому извините, но при всем уважении…

И тут я кое-что подмечаю. И чуть ли не хохочу! А ведь под глазом старпома, который так недовольно косится, — фингальчик назревает неслабый!

Бывают и посерьезней, конечно, знаки отличия в результате споров по кабакам. Но и новоприобретение моего помощника — не сказать, чтобы хилое!

Однако подивился я такому не слишком. Спасаемый утопающий может еще и почище выкинуть! Ведь некоторые вообще слетают с катушек… Храни Господь!..

Понятно, что не хочет старпом получить еще для симметрии. Остерегается, вот и не рвется выполнять приказ босса. Тот же – непредсказуемый котел – видимо, уже разводит пары…

Похоже, не избежать вступить в игру мне. Вздыхаю, улыбаюсь этому странному во всех отношениях нудисту как только могу приветливей… Делаю приглашающий жест в направлении боссовой каюты. И даже этак шутливо под козырек моей капитанки беру.

Голыш, молодец, все понял. Величественно и благосклонно кивнул и поплыл туда, куда ему было показано столь почтительно.

А босс, удовлетворенный, с энтузиазмом дальше командует:

— Отлично. Причем, ты тоже — идем ко мне!

Супруга его, слыша это, приободрилась и навострилась. Неужто не лишат зрелища? Но благоверный пресек:

— Я это сказал — не тебе. Приглашаю принять участие в нашей беседе лишь господина капитана. Просто небольшой мальчишник в честь неожиданного знакомства и спасения жизни.

И вот мы сидим у босса… мальчишки этакие. Пригубливаем по чуть-чуть и спасенного расспросить пытаемся.

Он отвечает с готовностью и вполне себе дружелюбно. Только… ничего не понятно! Ибо говорит на каком-то неведомом языке. Не знакомом ни мне, ни боссу.

Напевный такой вот, знаете, величавый течет из уст его языковый строй… Длиннющие слова многозвучные…

Пожалуй, напоминает русский. Но… тоже нет! Ведь мне случалось ходить, однажды, в каботаж с русскими. И выучил у них тогда пару дюжин рабочих фраз. И несколько выражений (вот их особенно хорошо запомнил… умеют русские сказануть! иногда так загнут…). Поэтому по-русски я бы точно просек хоть что-нибудь. Из уст же нашего странного — да, плавное течение речи льется подобное, но вот ни единого знакомого слова!

Теперь внимательно слушайте. Дальше — самое интересное. И… вот уж хотите верьте, хотите нет!

Спасенный наш — это пока я в раздумьях по поводу языка — глядим, вдруг держит меж указательным и большим пальцем… кольцо.

Массивное. Необычного вида. Граненое. Тихонько так поблескивающее…

Откуда только достал? Ведь он же сидит — совершенно голый!

И вот — показав его нам — навинчивает себе на палец. Не обращая внимания на вытянувшиеся наши физиономии.

Вдруг… раз — и еще одно такое же кольцо точно так же в его руке!

Из ниоткуда берет! Своими глазами видел.

Протягивает его мне с легким полупоклоном. Потом и еще одно такое же взял из воздуха — подает боссу.

Из пустоты он брал! Честно. Мои глаза меня никогда не подводили. Я шулеров не раз в кают-компаниях за руку ловил. В прямом смысле: за руку. Да! Они лишь только хотят незаметно карту из рукава вытряхнуть, а я — хвать! Причем в тот самый момент, когда уже не отвертится! Один мексиканец даже меня зарезать пообещал…

Ну, так вот. Надели мы эти кольца на пальцы. Этак машинально примериваем, в оцепенении…

Странный металл. Темный сплав, не видел раньше подобного.

И выгравировано по нему что-то вязью, не разобрать. Примерно как на иконах у православных. Вязи я такой навидался, когда ходили в Константинополь. Но только на тех-то кольцах она еще позатейливее была, нежели на иконах тамошних.

И — колет немного палец под этим странным кольцом. Как будто бы оно… наэлектризовано, что ли?

Босс хлопает глазами, лепечет:

— Фокусник обручил нас…

Спасенный же откликается:

— Меня звать не фокусник. А шутки у вас такие же грубые, как вы сами.

Мы прям аж подскочили, как поняли. То есть — как осознали, что ПОНИМАЕМ речь.

Я спрашиваю его:

— Послушай, ведь ты ж все по-своему лопочешь. Как раньше, так и сейчас. И как же это тогда я СЕЙЧАС вдруг осознаю смыслы слов твоего мне не знакомого языка?

Спасенный, вместо ответа:

— Ну так… — и ручкой помахал перед нашими физиономиями, на которой это кольцо.

— Чего? — босс аж вытаращил глаза. — Вот эти штуки так делают, что мы понимаем язык друг друга?

— Ну да, — отвечает ему спасенный и пожимает плечиками. — Ведь это…

И произнес он тогда какое-то странное слово, которое я не запомнил.

— Да, крутой гаджет! И как он такое может?

— Я не специалист, не знаю.

— А чего ты специалист? В море утопать?

— Я не утопал, я купался.

— В открытом океане?! Как ты вообще оказался здесь?

— Да просто прыгнул в эти ваши симпатичные воды с другой планеты.

Босс как заржет! Как пузом-то своим затрясет:

— А что-то мы твоего космического кораблика не заметили!

— А что, бывают корабли еще и космические? — парирует наш визави с ехидной улыбкой. — В космосе воды маловато. Там лучше не плавать — прыгать.

— Прыгнем же тогда! — крякнул босс. После небольшой паузы, которая, дело ясное, нарисовалась тогда в беседе. И наполняет наши стаканы неразбавленным виски почти до верху. — А то я что-то вообще не въезжаю. Тут, видно, как говорят русские, без бутылки не разберешься!

Спасенный сначала пригубил, я вам скажу, с подозрением. Но после глоточка первого, осторожного — сделал второй уже человеческий вполне: уверенно и нормально.

И улыбнулся. И произносит едва не с видом Стивена Хокинга, сделавшего открытие века:

— Похоже, этот напиток вырабатывается из культур зерновых.

Босс:

— Так ясное ж дело: виски! Ржаной, потому как ирландский. Но ты давай не темни. Скажи, каким ты конкретно манером-то появился здесь? Не затуманивай вопрос этот!

— А я и не затуманиваю, — отвечает наш визави. — ПРОСТО я появился. Беру космический лорнет и смотрю: у вас тут красота и комфорт. И уровень опасности невысокий. Ну и — чего же еще желать захотевшему искупаться? Поэтому я просто беру космический шест и прыгаю.

Плюх — и я в этих водах! Плескаюсь в полное удовольствие. И даже обмен веществ не понадобилось особенно изменять. Настолько оказались мои параметры – цикл окисления и pH, и прочие всяческие параметры функционирования биологического организма близки к тому, что совместимо на вашей планете с жизнью!

Итак, я радуюсь жизни… Но тут вдруг подгребают эти ваши нахалы, ломают кайф! И силой доставляют на этот борт. Впрочем, если бы они пояснили вежливо, что — просто для знакомства и для приятной беседы… да еще с этим… виски, — так я бы даже, наверное, не особо сопротивлялся!

Мы с боссом, ясное дело, офигеваем, такое слушая. Спасибо, виски смягчает несколько восприятие. Босс чуть закатил глаза и бормочет невнятно себе под нос:

— Ну, как эту хрень понять? Космический — мать — лорнет?.. космический — на фиг — шест?!

— Ну, да! — откликается наш офигительный собеседник. — По-моему, в нашу эпоху граждане цивилизаций цивилизованных (а на его языке это не звучало, как тавтология) ШЕСТВУЮТ по планетам! То есть: их посещают посредством прыжка с шестом. И странно было б иначе: ведь это ж не море – космос! В нем расстояния-то какие? Ну не на кораблях же, действительно, от планеты к планете плавать?!

— А можешь показать этот шест?

Тут делается лицо сторонника прыжков строгим. И внутренним усилием – чувствую – хмель он согнать пытается. И заявляет решительно:

— Нет! Уважаемые мои новые друзья, нет. При всем, как это говорят у вас, уважении. Я показать вам этот шест не могу. Ни в коем случае. Ни за что! Поскольку меня тогда немедленно исключат — вышвырнут — из ордена нищих.

— А я, — продолжает он, помолчав, — просто не переживу этого! Поймите: ведь к хорошему привыкаешь быстро. Как снова я смогу начать жить по-глупому? Ну, то есть вот на такой манер, как живете вы.

Мы даже не успели решить: нам только изумиться в очередной раз или теперь уже возмутиться. Настолько энергично развил он далее свою мысль:

— Для показухи ВЕЩЬ — брать нельзя! Вещь можно брать лишь тогда, когда ее тебе действительно НАДО, только! А вовсе не для того, чтобы кому-то показать что-либо. Тем более — доказать. Или — уж тем более — произвести впечатление. Ибо наш орден верует, что БЕРЕНИЕ ВЕЩИ (произнесенное им слово так именно было понято мной через это его кольцо: БЕРЕНИЕ — а не, скажем, взятие)… это священнодействие!

Босс, вижу, снова пузом своим трясет — ржет:

— Какую базу подвел! Ну, прям аж целая проповедь! Умеешь вешать лапшу! Полезный навык, наверное, на те случаи, когда показать-то нечего? То есть когда ты реально-то показать ничего не способен! Вот! Ха-ха-ха!..

Тут наш этот странный спасенный — как вскочит!

— МОГУ показать! — кричит. — Конечно, просто так не могу, но вот при определенных условиях — очень даже способен!

Командует:

— Следуйте за мной!

И развернулся. И двинул весьма решительно — хоть и не очень твердой походкой, правда, — из каюты на палубу.

Ладно, вышли за ним и мы.

Глядим: уже почти ночь. В экваториальных широтах солнце садится быстро. Вечером на свежем ветру посреди океана зябко стоять на палубе в одних футболочках да бермудах! А норд был свежий. Да еще брызги… Вот нам и стало зябко. А он-то – вообще голый!

И тут… И в этот момент…

Он оказался задрапирован в плащ! К тому же и с капюшоном!..

Причем – вот именно — ОКАЗАЛСЯ. Представьте: только что ни единой ниточки не имел на теле своем голыш этот посреди палубы, голой же! И вдруг… на тебе!!

То есть — на ему. Стоит, как римский патриций в тоге! Ну или, лучше будет сказать, как молодой пилигрим… с лицом, которое выражает самоуверенность этого самого вот патриция.

Босс ахнул. Осторожно так подошел поближе. Рукой пощупал материю.

— Не мерещится! Откуда ж ты это взял? Ну, кольца — это я еще понимаю. Возможно, фокус какой… Но плащ-то этот вот с капюшоном! К тому ж еще и теплый, толщиною едва не в палец! Что здесь творится?!

— Охотно вам поясню, — отвечает улыбающийся нахал. — Пройдемте опять в каюту. Следите за мной внимательнее.

Прошли. Ох, как тут хорошо и тепло! Усаживается наш визави в этом своем добротном — хоть и наипростейшего кроя — плаще:

— Может быть нам еще… этого вашего напитка?

Задрогший босс утвердительно кивает и на меня смотрит. Я наливаю боссу. Поворачиваюсь к нашему гостю…

Хоп!

А он уже опять – вижу – без никакого плаща!

Хоть только что в плаще вот сидел!

Куда бы смог он деть этот здоровенный кусок материи, да еще в который был так плотно закутан, — за полсекунды?!

Как, впрочем, и откуда он смог извлечь его, голый, посреди голой палубы?

— Да, мы владеем таким секретом, — рассказывает нам он, между тем, степенно. — Технологией, которая позволяет мгновенно получить на руки предмет обихода, как только он тебе действительно нужен. Или же инструмент. Или средство самозащиты (так вот – подумал я при этих его словах – почему ты такой самоуверенный, гад!). Вся наша цивилизация нищих стоит на этом.

Босс, вижу, старается попасть ему в тон. Преодолевая, таким образом, шок увиденного. То есть отвечает ему тоже вот этак увесисто:

— Я думаю…

С этим его словом я мысленно согласился. В смысле – на тот момент. Потому что на ПЕРВОЙ стадии опьянения ДУМАТЬ у босса нашего тогдашнего получалось. Тогда как на трезвую голову проходило у него это только с переменным успехом. (Ну, а на СОВСЕМ пьяную, ясно дело, — как и у всех у нас…)

Итак, он отвечает ему:

— Я думаю, что эта ваша офигенная технология требует и офигенных же разрядов энергий. Так? А это значит, мой дорогой представитель цивилизации нищих, что НА ВСЕХ ее у вас там не хватит. Энергии столь могучих запасов, я имею в виду. Но на тебя – не могу же я своим глазам-то не верить! – ее хватило. А значит это, я думаю, что ты там у своих ведь не только нищий… нееет, брат! (босс даже для убедительности помотал указательным пальцем из стороны в сторону)… а ты еще и какой-то принц! Ты принц и нищий. В одном лице. Ха-ха! Все в точности, как у нашего классика! А значит и цивилизация ваша – пусть и такая продвинутая – не очень-то от нашей отлична. У нас ведь тоже есть свои нищие (у гада хватило тактичности не кивнуть, но он явно имел в виду обслуживавшую его команду… во главе с капитаном) и свои принцы (он приосанился)!

На это гость ему наш обстоятельно возражает:

— Энергии-то потребно бездна – ты это подметил правильно. Но разве ты не заметил способ, каким ее экономим? У нас ведь и экономии тоже – бездна!

И корень этой бездны таков: за каждым из нас не числится абсолютно ничего, никогда. Но всё, чем располагает наш орден, может БЫВАТЬ у каждого его члена лишь очень краткое время. Нередко лишь несколько секунд! Как правило же, в течение минут, часов… реже – дней. И только в исключительных случаях – если речь идет о жизни и смерти – дольше.

Вы видели, господа, как испарился моментально мой плащ? Хоп – и нет! Произошло же это как только мы возвратились от холодного ветра назад в тепло. Как только перестала быть необходимость в одежде.

Необходимость. Реальная. А не надуманная потребность покрасоваться. Произвести впечатление. Пустить пыль в глаза.

Мы экономим ОКЕАН силы тем, что строго в момент завершения необходимости кончается обладание. Использованный по назначению предмет возвращается в Хранилище-Вне-Времени-И-Пространства. Точнее, Матрица просто перестает воспроизводить проекцию его в Здесь-Теперь.

В итоге мы сберегаем силу. И всем хватает. На РЕАЛЬНЫЕ нужды. Но в этих пределах наши возможности почти, что не ограничены. Мы, можно сказать, купаемся во вселенной…

Тут, видимо, он решил, что слишком расхвастался. Потому что продолжил вот как:

— Не думайте, что нашей цивилизации было легко построить эту систему. Да, это рай, но по пути к нему пришлось пройти ад. При перекосах в системе возможно появление тупых и властолюбивых монстров, по сравнению с коими вы просто мудрецы-образцы! Жизни поколений уходили на совершение дорогостоящих ошибок. Жизни же следующих – на исправление их не менее дорогой ценой…

Но, наконец, был все ж достигнут консенсус. Мы поняли, что участие в системе должно быть исключительно ДОБРОВОЛЬНЫМ. Не на словах, а на деле. Поэтому мы есть ОРДЕН, то есть являемся только частью цивилизации. Ее сердцевиной, тогда как большинство составляет периферию и предпочитает существовать примерно, как вы.

Они надзирают над автоматизированным производством. Или занимаются другим чем-то, что им угодно. Как правило, приносящим пользу. Хотя нередко и никому, кроме них, вообще не нужным. Бывает иногда и даже, что вредным. Но, главное, все в совокупности они есть надежный УРАВНОВЕШИВАЮЩИЙ ФАКТОР.

А вот разработкой новейших гаджетов, например, заняты уже мы. Ведь изобретать, конструировать – одно удовольствие, когда любой инструмент, или заготовка, или сырье – мгновенно сами тебе прыгают в руку, как только ты ощутил в них реально необходимость по ходу дела.

Но больше все ж у нас тех, которые путешествуют, как вот я. Какая польза от профессиональных туристов? Огромная: мы есть глаза и уши нашей цивилизации. Мы есть пальцы, которыми она ощупывает вселенную.

Но есть у нас и такие нищие, которые вообще ничего не делают. Они подобны классическим нищим ВАШИМ, не правда ли? Но польза, приносимая такими у вас, мала и невольна (являть собой отрицательный социальный пример… не позволять уже совсем атрофироваться состраданию…). А вот у нас они едва не первая скрипка! Потому что на самом деле у нас они не ничего не делают, а, сказать поточнее, делают ничего.

То есть производят не вещи, а смыслы. Сознание не обремененного какой-либо внешней деятельностью развивает активность внутреннюю. То есть родит идеи. Этические, математические, художественные, харизматические, философские, богословские…

А ведь у нас есть гаджеты, которые способны идею – во всей красоте взаимосвязей сверкающих ее смыслов – из головы считать! Как бы сфотографировать или, точнее, сголографировать. Конечно, лишь когда создатель идеи готов и желает выпустить ее в мир – сделать общественным достоянием.

Пожалуй, наиболее важный стратегический ресурс нашей цивилизации: Хранилище Голограмм Идей. Да, у нас есть не только Хранилище Матриц для проецирования вещей, но и Хранилище Мыслеобразов, из которого может каждый, когда ему это вправду нужно…

Тут он взглянул на нас и осекся. И завершил речь так:

— Но это, вижу, совсем уже превышает здешнее разумение. Простите, если перегрузил!

Хотя перегрузил, может быть, и не столько он, сколько виски. По крайней мере, что касается босса. Я, слушая, тоже уделял внимание стаканчику, ясно дело. Но был умерен, и я запомнил и смог воспроизвести, как видите. А вот босс…

Да, стадия начальная опьянения стимулирует у него, как я уже говорил, мыслительные способности. Но в том и дело, что начальная только. По мере продвижения до конечной они постепенно сходят на нет и становится вовсе нечего стимулировать.

Активность же возрастает, имея поначалу следы системного интеллекта, но после плавно соскальзывая в омут хаотичных эмоций. Понятно, что на следующий день босс уже ничего не помнит или, выражаясь на манер гостя нашего, помнит ничего.

Так вот, босс ретиво принялся препираться с гостем:

— То есть?! Выходит, что у вас там порядки такие: если я, например, дом имею и, скажем, выхожу прогуляться… дом этот что — тут же и улетучивается куда-то там у вас, что ли? Разбирается на запчасти – кому из вас какая понадобится? То есть выпадает сразу из МОЕГО имения? Из всякого распоряжения моего??

— Так именно, — отвечает нищий. — Дом выпадает из твоего имения, да, — но лишь на то время, когда тебе РЕАЛЬНО не надо его иметь.

— Ну и порядки у вас! А вот, например, …жена? (Босс даже сделал автоматическое неосознанное движение пятерней, как бы нащупывая знакомые формы где-то от себя слева.) Она что, тоже там у вас имеется лишь тогда, «когда мне реально надо ее иметь»?

— Но мы ведь говорим о вещах, о неодушевленных предметах…

— Так вот я и говорю! Да с этой вашей системой у вас получается какой-то промисху… промискуитет с вещами, с предметами! Ведь это ж никуда не годится! Как люди, окружающие меня, поймут, что именно у меня – а не у кого-то из них – есть эта вот отличная вещь? Как они начнут пускать слюнки?

— Ваша система бесчеловечна! – вдруг выкрикнул тогда босс в пространство с пафосом, я бы сказал, сенатора на древнеримском форуме. – Она лишает людей священного права ЗАВИДОВАТЬ!

Затем он еще прибавил, спокойней:

— Да, отличная вещь… Да ты понимаешь хоть, нищий, какие вещи зовут отличными? А те, которые ОТЛИЧАЮТ обладателя их от любого другого прочего, придают СТАТУС. А всякие там технические характеристики да срок службы — …

Я понимал, что хочет выразить босс, этот вещами-коронованный-принц! Но был, скорее, на стороне нищего.

Возможно, я эгоист: мне было всегда по большому счету почти без разницы, какой статус придают мне другие. Меня привлекает больше возможность личного купания во вселенной, чем работы на то, чтобы другие пускали слюнки.

Во мне нарастал порыв произнести речь в защиту цивилизации нищих! И даже, может быть, попросить принять меня в орден, да! Но, вероятно, я пока еще не законченный эгоист, ибо сдерживало несколько беспокойство: а что, если примут – придется так и ходить перед всеми голым, когда не холодно?

Я чувствовал некоторую зыбкость мысли, поскольку тоже превысил дозу. Хотя и не с таким размахом, как босс. И потому решил отложить свою речь до завтра. Утро вечера мудренее. Тем более, что клонило в сон… Поэтому решил не встревать в их спор и тихо ушел, что называется, по-английски.

Однако на следующее утро представителя цивилизации нищих на корабле уже не было.

На расспросы босс отвечал уклончиво. «Хрен знает, куда он делся»! «Я вскоре отключился ненадолго после, как ты ушел. Виски – зверь, да и качка… А просыпаюсь, гляжу – один». «Хрен знает, куда он делся! Видать, пошел дальше нищенствовать, ха-ха»! «А может, это вообще был у нас коллективный глюк? Ты знаешь, этот пятидесятиградусный-то ирландский виски»… Глаза он при этом прятал. Чего за боссом прежде никогда не водилось.

Так вот, ребята, я точно знаю: никакой это был не глюк! Ведь в море, повторю, чего только не случается, это вам не на суше!

Цивилизация нищих существует… Дай Бог, и нашей тоже когда-нибудь обрести систему, которая бы позволила не транжирить энергию на пустое! Тогда бы и мы смогли наладить производство машинок, что позволяют реализовать самые крутые желания. По-настоящему крутые, то есть по своей сути, а не «крутые» напоказ.

Желания бы исполнялись мгновенно, как будто бы силой мысли!

Вот как бы осуществилось, воистину, «да будет воля твоя на земле, как на небе»[2]

Блаженны нищие!

 

© Ярослав Астахов, 06.09.2016

[1] Из песни группы «Наутилус Помпилиус». Текст Ильи Кормильцева.

[2] Немного перефразированные слова из Молитвы Господней

Понравилось произведение? Расскажи друзьям

Tags: ,

Trackback from your site.

Comments (1)

  • mgarkunov

    |

    Цивилизация обещала человеку счастье . Но вместо этого подарила ему стиральную машину и оставила несчастным. Величие изначальных обещаний находится в таком издевательском контрасте с действительностью, что слезы наворачиваются.

    Reply

Leave a comment

ЗАПОЛНИТЕ КАПЧУ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ВЫ НЕ РОБОТ!

*