Солнечный Царь

Written by Ярослав Астахов on . Posted in Циклы стихотворений

солнечный царь

© Ярослав Астахов, Солнечный Царь, цикл стихов, 2012

 

Стихотворения цикла:

Светлотихое солнце Даждьбога

Врата Колыбели

Глаголы дедов

Куликово

Даждьбог Царь

 

СВЕТЛОТИХОЕ СОЛНЦЕ ДАЖДЬБОГА

 

Как петляла и стыла дорога,

Как метелями память мело… –

Светлотихое солнце Даждьбога

Над искрящейся дымкой взошло.

 

И распались Кошеровы чары,

И протек небосвод синевой.

Безотрадные мороки Мары

Поистаяли. Путь столбовой

 

Очевиден: сияют, как прежде,

Указующим перстом лучи!

Солнце-Даждьбог, размеживши вежды,

Золотые вручает ключи

 

От безудержных вёсен и весей

Тридевятых* Подсолнечных** стран;

Откликается, плещется песней

Беловодие – Скиф-Океан!..

 

…От Мареновых вьюг отогреться –

Сквозь ледовые латы копьё:

Не напиться и не насмотреться –

Светлотихое солнце Твоё!

_____________________________________

* «Тридевять земель» русских сказок есть отражение древнего представления, что в Яви, Нави и Прави – по 9 «царств». Что интересно, тридевять «кругов» описывает и «Божественная комедия» Данте: по 9 в аду, в чистилище и в раю.

** «Подсолнечным царством» называли в древности земли северного Полярного круга, над которыми солнце полгода не заходило. Некогда в них климат был мягче и они остались в эллинских мифах как «царство бесконечной весны».

 

ВРАТА КОЛЫБЕЛИ

На севере диком…

Лермонтов

Того Деисуса символика Лика

Что вход обозначил в утраченный рай

Родна Моиславу; Василий Калика

Тверскому Феодору: «Не завирай, –

Писал – будто Врат уже нет на планете!

Придумал чего, брат Феодор, окстись!

Еще Моиславовы здравствуют дети,

И внуки сего морехода пути

Повторят, коль Господу будет угодно:

Крылат парусами Великий Новград!

И Скифское море, поверь, судоходно

Бывает, хоть риск не вернуться назад

Велик: ледяные там плавают горы

И червь стерегущий, да Яма ревет…

Но зря ли мы, брате, с тобой омофоры

Взлагаем на главы? Наш доблестный род

И к смерти готов, если что, и к Истоку

Живыми припасть – несказанная честь!

На севере диком во Камне далеком

Врата Колыбели по-прежнему есть!!

26.10.2011 (новолуние)


«А то место святаго рая находил Моислав Новгородец и сын его Ияков; а всех их было три юмы (лодки), и одина от них погибла, много блудив, а две их потом долго носило море ветром, и принесло их к высоким горам. И видеша на горе той написан д е и с у с лазорем чудным и вельми издивлен, паче меры, яко не человеческыма рукама творен, но божиею благодатию; и с в е т бысть на месте том самосиянен, яко не мочи человеку исповедати. И пребыша (новгородцы) на месте том, а солнца не видеша, но свет бысть многочастный, светлуяся паче солнца; а на горах тех ликования много слышахуть, и веселия гласы поюща. И повелеша единому другу своему взити по шегле (по мачте) на гору ту видети свет и ликования гласы; и бысть, яко взиде на гору ту, и абие, всплеснув руками и засмеяся и побеже от другов своих к сущему гласу. Они же вельми удивлешеся и другого послаша, запретив ему, да обратився скажет, что есть бывшее на горе; и той также сотвори, нимало возвратися к своим, но с великою радостию побеже от них. Они же страха исполнишася и начаша размышляти к себе, глаголюще: Аще ли и смерть случится, не видели бехом светлость места сего! (придет смерть, а мы и не повидали этого сияния). И послаша третиего на гору, привязав ужищи (веревкою) за ногу его; и тако же и тот въсхоте сотворити: восплескав радостно и побеже, в радости забыв ужища на нозе своей. Они же здернуша его ужищом, и том часу обретеся мертв. Они же побегоша вспять. Не дано есть им дале того видети, светлости тоя неизреченныя, и веселия, и ликования тамо слышащего. А тех, брате, мужей и нынеча дети и внучата добри-здорови. А что, брате, молвишь: рай мысленый, ино, брате, так то и есть, мысленый и будеть, а насаженый не погибл и ныне есть. На нем же свет самосиянен, а твердь запята есть (то есть доступ закрыт) до гор тех раевых».

Послание новгородского архиепископа Василия Калики к владыке Тверскому Феодору о рае, 1347 год, Новгородская летопись.

 

 ГЛАГОЛЫ ДЕДОВ

Повивальные бабки Руси –
Осмомыслы старинных глаголов –
Отвечают, чего не спроси,
Обращаем горе или долу

Очи разумов наших земных,
Суетой заметённые буден.
Разговорчивой* буквицы стих,
Енисейских кудесников бубен

И седые дощечки кониг** –
Почерневшие резы да черты –
Журавлино журчащий родник,
Пред которым и травы простерты,

И простерты, во славе, цари,
На санях принимавшие схимы***…
От заката до новой зари

Мы ГЛАГОЛАМИ ДЕДОВ хранимы.

 _________________

* РАЗГОВОРЧИВАЯ буквица. До святых Кирилла и Мефодия на Руси были два вида письменности: руница и буквица. Кириллица есть упрощенный вариант буквицы, подогнанный под «цифирь». Старообрядцы писали не столько кириллицей, сколько буквицей. Причем – с «разговорами», как они это называли. То есть у старообрядческих переписчиков была неповторимая у каждого мастера манера разукрашивать начертания, и вот по таким «разговорам» сведущие различали каллиграфические школы различных толков.

** дощечки КОНИГ. Когда книги вырезали на буковых дощечках чертами и резами, они еще назывались КОНИГИ: вместилища Кона. Но писали без огласовки: КНИГИ. А потом так стали и говорить.

*** на САНЯХ принимавшие СХИМЫ. Русские великие князья и цари, по обычаю, перед смертью постригались во СХИМУ (великий ангельский образ монашеский). А хоронили их по обычаю еще более древнему, северному, на САНЯХ. Эти сани родственники и приближенные несли на руках до могилы. Поэтому, например, ЗАВЕЩАНИЕ Владимира Мономаха начинается словами: СИДЯ НА САНЯХ…

 

КУЛИКОВО

(под медленный перебор)

Однажды снимемся туда,
Куда послал высокий Сергий
Кипеньем ратного труда
Врагов искепище низвергнуть.

Там камень Конская Глава –
Скрижали поля Куликова –
Непререкаем, как слова
Освободителя Донского:

«Возьмите бранную печать
И запечатайте начала,
Чтоб никогда не расточать
Что здесь Праматерь Сва зачала»!

И по темнеющей земле
Пойдем к струям Красивой Мечи,
Ловя в сторожкой полумгле
Зарницы – отблеск древней сечи.

И станем слушать соловьёв,
И ляжет луч закатный, долог.
И мне былинное копьё
Подарит черный археолог.

И с ним найду кольцо и крест
В траве, воркующей, как пламя…
И запах заповедных мест
Со мной останется стихами.

_______________________________

Древнее слово искепище означает скипетр. Быть под скипетром кого-то – значит находиться под его властью. Подвластность может быть как естественной, данной от Бога, так и навязанной (путем, к примеру, завоевания). В последнем случае употребляют обыкновенно слово протекторат. У русских князей, проигравших Батыю несколько серьезных сражений, были свои причины признавать после этого протекторат Орды, воздерживаясь от попыток реванша (какие именно? это будет уже, что называется, иная песня). Причем оглядка на причины эти простерлась во времени даже несколько дальше, нежели когда был совершен подвиг Дмитрия Донского, князя-Освободителя, на который благословил его святой Сергий Радонежский.

Камень Конская Голова, по преданию, летописует события великой битвы самим фактом своего бытия. Бежала-бежала татарская конница «от этих страшных урусов» да и окаменела. А может и не только лишь таким образом он летописует, сей камень. Некоторые различают на нем… письмена. И, говорят, проступают эти старые руны лишь на закате, когда луч долог…

Название реки, близ которой возвышается камень Конская Голова, – Красивая Меча.

Древние руссы видели Матерь Сва в образе великой птицы. Велесова книга пестрит обращениями к ней как, именно, к даровательнице победы на поле брани. Присказка была старая: Матерь Сва так же легко дарует нам победу в битве, как птице легко отложить яйцо. А этою победой на Куликовом поле зачат, можно сказать, весь следующий ряд побед русских.

 

ДАЖДЬБОГ ЦАРЬ
(гимн, исступление)

Как описать мне голос Твой,
Свобода Ведать Постоянство?
Ведь по сравнению с Тобой –
Тюрьма и время и пространство!

Но размыкаем и тюрьму,
Как только души удостоишь, –
И упиваемся уму
Непостижимой красотою!

Творец миров, Судья всего!
Покоя Вечного Держава!
Вскипает гласа Твоего
Не иссякающая слава,

Переполняя кубок наш
Во сокровенные мгновенья,
Даждьбоже Царю, аще дашь
Преображенье исступленья!

_________________________
ДАЖДЬБОЖЕ ЦАРЮ – звательный падеж. В современном русском такого падежа нет. Именительный (Даждьбог Царь) употребляется и в таких случаях, где надо бы звательный. Есть ведь разница: просто упомянуть имя Даждьбог Царь или по этому имени позвать Даждьбоже! Царю! (Снизойди ко мне! Будь со мной!) Звательный падеж сохраняется в языке церковнославянском. Он же сохранил и древнее слово АЩЕ, содержащее немного иной оттенок того же смысла, что в слове ЕСЛИ, не менее древнем.

Понравилось произведение? Расскажи друзьям

Tags: , ,

Trackback from your site.

Leave a comment

ЗАПОЛНИТЕ КАПЧУ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ВЫ НЕ РОБОТ!

*